Наука и духовность

Опубликовано: 02.11.2017

видео Наука и духовность

Малюта Александр: Великий Синтез и Духовность Русов. Наука и религия

Д.ф.н. Бузский М.П.

Современное общество продуцирует две противоположные тенденции: с одной стороны, оно усложняется через рост своего многообразия, выделяя все новые сферы и «клеточки», в рамках которых человеку открывается объективные свойства природы, общества, мира, космоса; с другой стороны – оно сохраняет внутреннее стремление к целостности, которое осуществляется через ее внутреннюю интеграцию данного множества, далеко не всегда осознаваемую социальными субъектами. Такая целостность – условие и форма освоения многообразия, его определения и упорядочивания.



Основа этой целостности субъективна. Ее можно рассматривать как особое пространство, очерчивающее любое возможное проявление содержания реальности, переведенной в отношение к субъектам, получившее для них свое определение и характеристики. Поэтому данная целостность всегда «больше», чем совокупность ее компонентов, выражающих попадающее в нее содержание. Она прибавляет к содержанию смысл, ценностные и целевые ориентиры и многие другие условия существования реальности для субъектов. Среди них важнейшим является совмещенность логики предметов и логики субъектов, а также пространства и времени двух этих различных сторон вместе с тем континуумом условий, в которых эти стороны могут взаимодействовать.


С.Н. Лазарев | Про духовность и цыган

Эта предварительная установка и ориентация важна для того, чтобы понять, почему развитие науки обязательно требует постоянного обновления и расширения того духовного пространства, в котором она получает свое самоопределение и смысл. Наука – это часть культуры и духовности человечества, но организованная так, чтобы непосредственно переводить объективные сферы своего изучения в сетку символов и текстов, выражающих субъективную сторону жизни людей – мировоззрение, оценку и др. Наука направлена на свой предмет, поэтому она логически организована, рационально структурирована, создавая теоретические модели своих объектов, давая не только знание, но и понимание условий бытия этих объектов, их собственную организацию. Но именно поэтому наука всегда оказывалась духовной лишь частично: она переводила условия бытия объектов в пространство культуры, максимально сохраняя сами эти объекты в концептуальных моделях.

Распространение масштаба науки, ее превращение в важнейшее условие и средство проектирование и созидания среды человеческого существования высветили недостатки и ограниченность ее собственного культурно-духовного горизонта. Наука оказалась не в состоянии самоопределиться в координатах гуманизма, нравственности, человеческой свободы, т.е. внести в свое содержание эти условия бытия человеческой субъективности. Ни ее методы, ни мировоззрение, ни направленность на истину не предполагают решения проблемы совмещенности, адекватности друг другу человека и мира, субъективного и объективного.

Выражением этой ее ограниченности стала та критика науки, которая развернулась уже на рубеже Х1Х – ХХ веков, в начале современной научной революции. Превращаясь в огромную международную силу, наука смогла лишь математизировать и технизировать реальность, пробиться в микромир, показать процессы эволюции Вселенной, выйти на расшифровку генетической программы, кодирующей живые организмы, включая и человека. Но она обнаружила свою полную беспомощность в решении проблем человеческого бытия – смысла жизни, стремления к бессмертию, нравственных законов, ценностных ориентаций и других форм проявления духовности человека. Поэтому наука как таковая не уловила, не осознала, что в процессе роста своего дальнейшего могущества, например, - в создании и испытании атомной бомбы - она стала генерировать чудовищную, невиданную прежде по масштабам безнравственность и бездуховность.

Движение за духовное преобразование науки, ее собственную нравственность, важность учета ценностей религии, за связанные с ней перспективы человека также обострилось именно в ХХ веке. Результатами стали признание нравственного сознания своеобразной внутренней границей научных исследований, сигналом того, что сегодня «не позволено» науке с учетом неизвестных или негативных последствий ее опытов и разработок. СПИД возник потому, что в одном из своих направлений наука, ее представители проигнорировали требование нравственной ответственности. Сегодня проблема клонирования человека – одна из тех, в которых наука подошла в своему моральному пределу, хотя технических пределов для нее не существует.

Еще одна сфера углубления духовного пространства науки – религия, та ее духовность, в которой для человека сохраняется тайна мира, ощущение чуда рождения живого, вера в бесконечность и неисчерпаемость души человека, нравственная трактовка смерти. Религия не может выполнять функций науки и не в этом ее задача. Но религия, как и другие формы духовной культуры, «достраивает» мир науки до целостности субъективного, культурно-духовного, человеческого мира, благодаря чему наука преодолевает свою технократическую и формально-логическую ограниченность, приобретает самосознание и собственное мировоззрение.

Современная философия показывает, что «привязка» науки к объекту и связанное с этим «очищение» познающего субъекта от любых качеств, которые якобы мешают «чистоте» восприятия объекта – не является единственной моделью научного познания. Более того, эта традиционная модель, возникшая еще в античности, не соответствует многим современным процессам получения знаний. Выявлено, что наука может не только «видеть» свои объекты, но и создавать, проектировать для них условия их существования. Она как бы «вытягивает» эти объекты из небытия, задавая некие порядки, обеспечивающие их существование. Поэтому наука осваивает не только действительное, но и возможное, даже виртуальное бытие. Теория познания выделила особенности исследования культуры и человека, справедливо считая, что здесь основным выступает не знание, и понимание, истолкование на основе того смысла, который может быть раскрыт через анализ текстов, символов, художественного стиля и т.д.

Это означает, что в современной науке наметилась и усиливается новая линия детерминации: уже не только объекты задают науке направления исследований, но и субъекты. Задачей науки становится сегодня освоение требований духовности, постижение и включенность в ее особые формы, благодаря которым открывается самый сложный «объект» научного познания – человеческий смысл, тайна человеческого существования. Некоторые направления современной западной философии – экзистенциализм, персонализм, философия жизни – исходят из того, что человек принципиально не поддается научному исследованию как субъективно-смысловое, индивидуальное, незавершенное внутренним временем своей жизни существо. Человек – это личностно-индивидуальный экзистенциальный процесс. Наука же постигает лишь то, что поддается обобщению, формализации, превращая внутреннее время в пространство, процессы – в «твердые тела».

Но опыт духовно-нравственного анализа человека, культуры, общества, который имеется в русской литературе, русской философии показывает, что именно пространство духовности, которое здесь выявляется, позволяет открывать такие глубины в человеке, которые имеют статус не только философской или религиозной, но и научной истины. Так, герои романов Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого и других крупнейших русских писателей действуют в соответствии с законами психологии, нравственности, культуры, условий своей социальной среды настолько точно, что эти описания и анализ их поведения авторами непосредственно выходит на уровень науки – науки о человеке и обществе. Художественное познание становится частью большой науки, а эта последняя обогащается и расширяет свой горизонт через обновление своего сознания, самосознания и своей ценностной, духовной составляющей.

Требования дальнейшего духовного «наполнения» науки касаются еще одного важного аспекта ее связи с обществом. Как известно, сегодня культура в значительной мере снизила свое воспитательное воздействие и роль в обществе. Это во многом связано с тем, что для рыночно ориентированного общества и его идеологии культура оказывается «непроизводительной», не создающей такие потребительные стоимости, которые бы доказывали свою экономическую рентабельность, доходность для самих ее работников. Именно стремление к прибыли в культуре оказывается основой ее собственной внутренней деградации.

Но наука всегда рентабельна, а потому и сегодня в нее вкладывают, к ее авторитету прислушиваются. Но именно поэтому наука начинает становиться ответственной за сохранение необходимого уровня нравственности и духовности в современном российском обществе. Наука не просто дает истинные знания: она должна сохранять вместе с этим истинную духовность, нравственные качества не только самих ученых, но и всех остальных людей, которые входят в орбиту ее влияния. Все стороны нашей жизни охвачены наукой – начиная от астрономии, биологии, химии и математики и кончая науками общественными и гуманитарными. Отношение к технике, технологиям, к материальной среде нашего существования – все это пронизано наукой, поскольку создается через ее собственные координаты и формы воплощения в реальность. Но это значит, что наука должна выполнять духовно-воспитательную, нравственную функцию, которая обязана возвышать, выравнивать чувства и потребности людей, переводить их из примитивной установки на потребление и наслаждения разного толка (что сегодня реализуется в массовой культуре, бесконечных манипуляциях рекламы и т.п., негативно воздействующих на сознание и поведение людей) на формирование потребностей в творчестве, общественно полезной деятельности, в решении социально актуальных проблем. Чернобыльская трагедия, если не рассматривать ее технические и профессиональные аспекты – результат как раз несоответствия между сложностью технической конструкции и примитивностью сознания обслуживающего персонала, не осознававшего своей моральной и социальной ответственности за последствия предпринимаемого «эксперимента» по ускоренному завершению запуска остановленного по техническим причинам энергоблока.

Конечно, культура остается основным средством воспитания человека и общества, формирования и развития духовности. Но в том пространстве духовной целостности, которое сегодня необходимо для освоения сложности мира по меркам человека, наука должна значительно расширить свое духовное содержание. Именно с этим условием она не станет обособленной от культуры, враждебной людям силой. Перспективы выживания общества и духовное развитие сознания ученых, всех тех, кто связан с наукой – это различные стороны одного и того же процесса – современной глобализации общества, формирования единого планетарного человечества.

rss