Зачем изучать редкие языки, и как это может пригодиться в России и за границей

Опубликовано: 02.11.2017

Сегодня знание расхожих иностранных языков — английского, французского, немецкого, испанского, итальянского, китайского — стало более-менее повсеместным. При этом специалистов с редкой языковой специализацией не стало намного больше, чем десять лет назад. На что надеются те, кто принимается за изучение языков, на которых говорят только в одной стране мира? В рамках спецпроекта Insight мы поговорили с полонистом, японистом и арабистом-египтологом о том, что делать человеку с такими специфическими знаниями в Москве и за рубежом.

Как получилось, что вы начали изучать редкий язык?

Нина Дымшиц

знает польский, английский

Польский мне достался по чистой случайности. Я была так счастлива, поступив в МГИМО, что совершенно забыла озаботиться вопросом выбора языка для изучения. Изначально энтузиазма в отношении польского языка я не испытывала, даже пару месяцев занималась с репетитором, чтобы не завалить первую сессию: языки — это главная причина отчислений из МГИМО.

Про Польшу я знала только по фильму «Ва-Банк» и лекции Леонида Парфёнова, который во время посещения МГИМО почему-то не раз упоминал, как ему нравится в этой стране.

Со временем я приняла польский как данность, а во вкус вошла курсу к четвёртому — в Варшавский университет можно было беспрепятственно ездить на стажировки, экзамены были камерные, вступительные в аспирантуру и кандидатский минимум обошлись мне совсем малой кровью, в отличие от тех, кто изучал популярные языки, а с 2008 года Россия и Польша стали налаживать связи, и работы для человека моей специализации появилось достаточно.

rss